Media

July 12, 2012 at 16:05

Андрей Сенченко: Уезжать не собираюсь. Не дождутся!

Андрей Сенченко: Уезжать не собираюсь. Не дождутся! sobytiya.com.ua

Старт избирательной кампании по выборам народных депутатов ожидаемо опередил график Центризбиркома на несколько месяцев. Штабы практически всех политических сил уже укомплектованы и активно работают.

В то же время фамилии кандидатов, которые будут бороться за мандаты, еще окончательно не определены и будут перетасовываться до самого официального старта кампании — 31 июля. Однако уже сегодня известно, что многие из действующих нардепов стремятся попасть в парламент Украины следующего созыва. Серию интервью с нардепами-крымчанами открывает парламентарий от "БЮТ-Батьківщины" Андрей Сенченко, который возглавил в Крыму избирательный штаб объединенной оппозиции. С ним мы говорим о выводах его пятилетней депутатской деятельности, отношениях с действующей властью и крымских медиа-проектах, оказавшихся в последнее время в центре скандалов.

Андрей Виленович, Черноморская ТРК, которую связывают с вашим именем, сегодня единственная оппозиционная телекомпания в Крыму. В последнее время она изменила редакционную политику — критика в адрес власти значительно смягчилась. С чем это связано?

Нет, абсолютно. Никто редакционную политику не менял. И критика жесткая, и все остальное. На канале независимо от того, кто у власти, всегда будут присутствовать две стороны. Это то, без чего нормальной журналистики не бывает. Власть имеет доступ к СМИ, имеет возможность говорить и рекламировать себя. Любые политические силы, которые участвуют в выборном процессе, тоже должны иметь возможность себя рекламировать. А в смысле жесткости и оценок… Я не знаю, что еще нужно говорить. Если я говорю о том, что это не власть, а свора криминальная, то что я могу добавить? Это не то, что я пытаюсь в какой-то экспрессии подать, это то, о чем люди говорят на троллейбусных остановках.

Вы имеете влияние на то, что показывает "Черноморка"?

На редакционную политику — нет. Там есть свой коллектив, он решает.

Есть информация, что представители Партии регионов предлагали вам продать им телеканал. Это было еще во времена премьерства покойного Василия Джарты. Назывались даже конкретные суммы. Насколько это соответствует действительности?

Могу сказать, что за 20 лет существования "Черноморки" раз 10 поступали предложения о ее продаже. От кого только ни было: от коммерческих структур и от разного рода политиков. И всегда ответ был один: мечта не продается! Но могу сказать, что в бытность Джарты никаких предложений не поступало.

Еще один ваш проект — популярный в прошлом еженедельник "События" — недавно постиг скандал, связанный с увольнением редакционного коллектива. Почему не удалось уладить конфликт, не доводя его до крайностей?

А там не в крайностях дело. Дело в том, что, к сожалению, формы борьбы с оппозицией есть самые разные: жесткие и подлые. И в том числе находим в коллективах поганую овцу, которую начинают финансировать. Я хотя и не могу назвать фамилии и доказать, но знаю из достоверных источников, что два человека из экс-руководства еженедельника "События" получили достаточно серьезную сумму в твердой валюте за то, чтобы взбудоражить коллектив.

От кого они ее получили?

Они ее получили от наших политических оппонентов. Цель — чтобы практически исчезло издание. Мы не дали это сделать.

Оппоненты — это кто конкретно?

Оппоненты — это Партия регионов. Я кстати, скажу, что аналогичные подходы были и по "Черноморке". Там несколько человек за это просто вылетели с работы. Не потому, что кто-то с чем-то был не согласен, а потому, что эти люди выполняли роль диверсантов.

То есть им тоже заплатили?

Им тоже заплатили.

На данный момент бывший коллектив еженедельника "События" пытается отсудить часть своей невыплаченной зарплаты. Дело находится в суде. Вы следите за развитием событий?

Давайте не будем говорить ни о каком коллективе. Давайте будем говорить о конкретных людях. Я, безусловно, слежу за событиями. Могу сказать, что суд уже один из бывших сотрудников Событий" проиграл с треском и абсолютно полностью.

Кто и когда?

Кто-то из коллектива - мне юристы докладывают. Эти суды просто разбиты, потому что каждый подавал иски индивидуально. На разные дни назначены заседания. Проиграно с треском, потому что все, что было положено, все было выплачено.

Кто сегодня делает газету?

Есть коллектив. А что, вы думаете, перевелись журналисты? Пришли нормальные люди, делают качественно. На мой взгляд, как читателя, газета улучшилась.

Теперь непосредственно о вашей деятельности. Ваша депутатская каденция подходит к концу. Какие выводы вы можете сделать из своей пятилетней работы в парламенте Украины?

Что вам сказать? Вывод простой — власть терять нельзя. Ну, и, конечно, много ошибок сделала наша политическая сила.

Например?

И кадровые, и где-то в стратегических вопросах. У нас была большая команда в парламенте, но все равно не было большинства. А без большинства достаточно сложно работать. То, что треть фракции потеряли (нардепы из фракции "БЮТ-Батьківщина" на протяжении всей каденции выходили из нее, при этом некоторые переходили в Партию регионов). Это и много, и мало. С одной стороны, честь и хвала тем, кто остался, потому что их давили и продолжают давить очень жестко. То, что потеряли… Я по-разному отношусь к этим людям. Там не все негодяи. Там есть просто люди, у которых слабые нервы. А со слабыми нервами нечего делать в политике. Но и были люди, по которым сразу видно, что их не должно было быть в команде. И это первый и главный вывод — нужно тщательно подходить к подбору людей.

Что вы можете назвать своим достижением, а чего вам сделать не удалось?

Я был бы заинтересован в том, чтобы быть более эффективным не как политик, а как законодатель. И если в прошлом составе мои законопроекты проходили, то в этом составе они по определению проходить уже не могли. По крайней мере, после выборов (в местные органы власти). Потому что у этого большинства (фракция Партии регионов), кроме тупой агрессии, больше ничего нет. Как только они видят БЮТ, у них сразу в голове что-то перемыкает.

Сколько ваших законопроектов не приняли?

Десятки. Я, не имея возможности эффективно реализовываться как законодатель, естественно больше времени трачу как политик. Я больше бываю на эфирах (теле и радиоэфиры), пытаюсь влиять на общественное мнение в хорошем смысле слова. Я пытаюсь убеждать людей рассказывать, что происходит для того, чтобы мы могли вместе сменить эту власть и чтобы следующий парламент мог эффективно работать именно по совершенствованию законов в интересах граждан, а не в интересах этой кучки правителей.

На протяжении последнего года внимание оппозиции в основном было устремлено в сторону своего лидера — Юлии Тимошенко. У Качановской колонии в Харькове вместе с другими нардепами-оппозиционерами находились и вы. Какова там была ваша роль?

У нас оппозиция занята не Тимошенко, а проблемами страны. И в данном случае лидера политической силы незаконно держат за решеткой. Это обычные политические репрессии. И если раньше мы имели страну с зачатками демократии, то теперь мы имеем страну с достаточно развитой диктатурой. И для меня возникает вопрос: а это моя страна или нет?

Андрей Виленович, как часто вы ездили в Качановскую колонию и какова была ваша роль в эти поездках?

Несколько раз был - трижды. Один раз во главе группы после избиения Тимошенко. И могу сказать, что я беседовал и с начальником колонии, и со всей этой публикой, которая там была. Видел, как у них глаза бегали, как они друг друга прятали. Я не в пересказе знаю, что это избиение было. Потому что когда они (сотрудники колонии) были напуганы, все это признавали и переводили друг на друга. Потом они очухались, им дали какие-то гарантии их неприкосновенности и тогда они уже стали нагло врать о том, что она чуть ли не сама себе понаставила синяков. Моя задача была — разобраться на месте, информировать общественность, и в том числе защитить Тимошенко настолько, насколько сил хватало.

Недавно вы презентовали избирательную программу объединенной оппозиции. Кто ее авторы? Кто над ней работал?

Я надеюсь, что авторы — это все мы вместе с вами. Просто есть люди — специалисты, которые готовили предложения. Я как народный депутат тоже участвовал в этом. Теперь есть команда, которая систематизирует предложения, поступающие на "круглых" столах, через СМИ, через сайт "Батьківщини" и объединенной оппозиции. Эту программу приготовить в 1000 раз сложнее, чем законопроект. Мы хотим подготовить три ее разных варианта для разных категорий людей.

Сколько все это будет стоить?

А сколько стоит публикация программы в Интернете? Три копейки. Каждый, кто имеет доступ к Интернету, может зайти и посмотреть. То есть мы не идем таким путем, как загадить всю страну билбордами про "Покращення життя вже сьогодні".

Кстати, где ваша реклама? Коммунисты и Партия регионов активно рекламируют себя перед избирателями. Что намерены делать вы?

Мы считаем, что цинично в нищей стране такие деньги выбрасывать на ветер. Если они есть, можно их направить на социально значимые дела. То, что у оппозиции нет таких ресурсов, как у Партии регионов, это очевидно. И мы не пытаемся с ними тягаться. Потому что мы прекрасно понимаем природу этих ресурсов. Поэтому тотальная реклама вдоль дорог уже просто раздражает. Мы с ними не соревнуемся.

В опубликованном на днях списке будущих кандидатов в нардепы от объединенной оппозиции оказалась ваша фамилия и главы крымской организации "Фронта змін" Алексея Бурбака. Ваши коллеги Людмила Денисова и Сергей Велижанский будут в списке?

У нас всегда руководители региональных структур партии являются кандидатами в народные депутаты. Мы исходим из того, что если человеку доверили руководить областной или республиканской ячейкой партии, это тот уровень доверия, который гарантирует его включение в список. Поскольку объединились две тягловых силы в объединенной оппозиции, то 52 человека в обнародованном списке — это руководители одной и другой партийных организаций. Это список, составленный по алфавиту. Кто-то из этих людей может быть будет в десятке, а кто-то — двухсотпятидесятым. Но они все в этой команде играют важную роль. В список войдет также команда депутатов, которые не являются руководителями областных партийных структур, но которые отработали и в состоянии эффективно работать в будущей фракции объединенной оппозиции. А следующая часть — члены бывшего правительства (Кабмина Юлии Тимошенко) и те, кого партийное руководство посчитает важным предложить съезду. Итого будет 250 человек. А уже кто будет первым, а кто 250-й — это вопрос съезда. Что касается Людмилы Денисовой, то я уверен, что она будет в списке. Она эффективно работает и у нее есть функциональные обязанности как у моего заместителя в Крыму, и в центральном штабе.

Кого еще из крымчан можно будет увидеть в избирательном списке?

Ну, я скажу, крымчан уже немало. Я не занимаюсь составлением списка. Этим занимается руководство партии, которое разрабатывает предложения для съезда.

То есть предложения формируются в Киеве?

Безусловно. Я охарактеризовал нашу крымскую команду. Но нас и так прекрасно знают. Я не знаю, на чем остановится Меджлис (крымскотатарского народа). По моей информации, Мустафе Джемилеву (лидеру Междлиса крымскотатарского народа, народному депутату Украины) предлагалось место в списке объединенной оппозиции.

Есть информация, что эти места, как и в партии власти, не недешевые. Называются суммы от 3 до 8 миллионов долларов. Насколько это соответствует действительности?

Я не знаю, что там у партии власти, но могу сказать, что у нас не продаются места. Я думаю, что если бы кто-то посмел это сделать, то он бы потерпел фиаско. Будет съезд и все будет абсолютно публично.

Почему вы идете на выборы по списку, а не по мажоритарному округу?

У нас все начальники штабов идут только по списку. Потому что невозможно эту работу физически объединить с работой на мажоритарном округе. Его нужно вытаптывать ногами. Тогда невозможно руководить штабом.

Уже известны имена регионалов, которые будут бороться за мандаты народных депутатов на крымских мажоритарных округах. Практически все они наделены властью, которую во время избирательной кампании, вне всякого сомнения, будут применять не только по прямому назначению. Оппозиционные кандидаты готовы к этому?

У нас людей со слабыми нервами нет. Также мы не собираемся соревноваться с Партией регионов по деньгам. Если они избирателям раздают гречку, — это подкуп. Но я понимаю, что люди живут очень бедно и поэтому даю совет: берите, но никогда за этих негодяев не голосуйте. Потому что деньги на эту гречку они вынули из ваших карманов.

В случае если вы не станете народным депутатом, каким вы видите свое будущее?

А что, жизнь пропала?

Из страны не собираетесь уезжать?

Нет, уезжать не собираюсь. Не дождутся!

Известно, что вы не имели контактов с предыдущим крымским премьером Василием Джарты. А с нынешним — Могилевым приходилось общаться?

Нет. Я сделал Могилеву три звонка. Больше делать не буду. В начале июня или конце мая я из Рады (Верховной Рады Украины) позвонил Могилеву, поскольку близится избирательная кампания, и я хотел с ним это обсудить. Я со своей стороны говорю, что мы ее будем вести чисто, и со стороны Могилева хотел бы услышать аналогичное заявление глаза в глаза. Судя по тому, что Могилев не нашел времени ответить на телефонный звонок, он или боится чего-то или я не понимаю. Но моя совесть чиста.

Вы заявляли журналистам, что не имеете никакого отношения к "Стене плача". Но Симферопольский горсовет продолжает утверждать, что собственником снесенного имущества является ЗАО "СИТ".

Право собственности на этот объект было продано в прошлом году господину Лебедеву (Александр Лебедев, известный российский бизнесмен) — уважаемому крымскому инвестору. У нас был проект 50 на 50. Но когда началась политика, и я понял, что власть не даст ничего сделать, я предложил его продать. Он (Лебедев) согласился. И мы эту информацию обнародовали. Лебедев — гражданин Российской Федерации, олигарх. Но это олигарх, который реконструировал театр Чехова в Ялте, который построил церковь-маяк в Малореченском, и это стало символом Крыма, он привел в порядок значительную часть Алушты и так далее. Это серьезный инвестор. Насколько я знаю, он в феврале в Москве встречался с Могилевым и сказал, что гарантирует вложение в "Асторию" в короткий срок 25 миллионов долларов, чтобы построить презентабельный отель в центре города. Что вы думаете, сказал ему Могилев? Он сказал: а я знаю, что там есть доля жены Луценко (экс-министра внутренних дел Украины). И на основании этого отказал. Это паранойя просто. Там Луценко и рядом не стоял. Вот что у этих людей в голове и чего от них ожидать? А горсовет за бюджетные средства снес чужой объект собственности. Лебедев входил туда со своей иностранной компанией. И далее, думаю, ситуация будет следующей: будет суд, либо в Лондоне, либо в Стокгольме, и он (Лебедев) однозначно отсудит деньги. И это будут не деньги за стену (бывшей гостиницы "Астория"). Они будут оплачивать восстановительную стоимость этого здания. Мое экспертное мнение, что это обойдется в 3 миллиона долларов плюс незаконно потраченные на снос средства. А дальше тот, кто это сделал (принял решение о сносе стены "Астории"), будет сидеть в тюрьме. Но я еще раз повторю, что уже почти год не являюсь совладельцем этого проекта.

На данный момент у вас есть какие-то совместные проекты с Александром Лебедевым?

Нет. Сейчас вообще что-то инвестировать в Крым они не дадут ни оппозиции, ни любому другому человеку.

Чем завершились судебные разбирательства вокруг принадлежащего вам яхт-клуба "Золотой символ"?

Там все судебные разбирательства не касались непосредственно "Золотого символа". Только отдельных сараев на другой стороне бухты. Но это каждый раз просто публикуется под заголовками "У "Золотого символа" забрали…". Ничего не забрали. Работают. Был очень тяжелый период всяких наездов, но отбились.

Tags: Крым, Украина

Comments0

Your comment

In order to post comments on this site, you need to log in

OpenID is a safe, faster and easier way to log in and leave comments. If you use any of the following services, you already have your own OpenID: livejournal.com, myspace.com, yahoo.com, etc. Just enter your login (e.g. username.livejournal.com)